Ренат Агзамов, звездный кондитер России: “Когда вы научитесь зарабатывать деньги, вы станете самым ценным человеком в компании”

0

Ренат Агзамов – главный специалист российской кондитерской компании “Фили Бейкер Премиум” и немного человек-оркестр. Он управляет фабрикой по производству тортов, представляет по всему миру свои монументальные кондитерские творения и выполняет заказы для всего звездного бомонда Москвы. Агзамов интересен тем, что он не только кондитер-творец, но и кондитер-бизнесмен, который считает, что продажи важнее самовыражения.

11-12 марта Ренат Агзамов посетил Минск. Он вошел в состав жюри первого международного конкурса кондитерского искусства “CandyBattle”. В преддверии конкурса Chefs.by встретился с ним для интервью.

агзамов

– У вас есть команда, сколько в ней человек?

– Тысяча. Это вместе с фабрикой. Людей, которые занимаются эксклюзивными тортами, около 200.

– А какие объемы производства?

– Мы делаем торты сотнями.

– Сложно сохранять постоянное качество при таких объемах?

– У меня разработано четыре степени защиты. Скоро стартует мое авторское реалити-шоу на федеральном канале, которое будет называться либо “Король тортов”, либо “Король кондитеров”. Вы увидите, какая железная дисциплина у меня на предприятии.

– Вы не боитесь так открываться? А если конкуренты что-то лишнее увидят?

– Не боюсь. Мне нечего скрывать, это адски тяжелый кусок хлеба. Если у кого-то есть желание повторить мой путь – вперед и с песней.

24-25 октября в Минске состоится практический курс для поваров – Бургер – хит продаж в современном ресторанном меню

Я не боюсь конкуренции, хлеба всем хватит. В Москве живет 15-17 миллионов человек. На сегодняшний день, если взять количество свадеб в Москве, я на себе замыкаю около полутора процентов. Еще две-три компании закрывают где-то 3%.

– Речь про премиум-сегмент?

– Да, это премиум. Но в первых числах марта я запускаю линейку недорогих свадебных тортов. Там будет фиксированный дизайн, фиксированный вес и цена. Клиент сможет изменить только начинку. Они будут стоить около 4000-4500 рублей.

– Люди, которые работают над эксклюзивными тортами, эти двести человек – они кто? Это кондитеры, дизайнеры?

– У меня не работают ни кондитеры, ни дизайнеры. Кондитеров я набираю без опыта работы, у меня нет ни одного кондитера по образованию. Мне так интересно. Я выращиваю свой спецназ. Знаете, как в школе шао-линь с детства брали детей и воспитывали, делали из них сильных бойцов. Вот тоже самое делаю я. Мне кондитеры не нужны. У них зачастую исковерканное понятие о своей науке и эти знания настолько глубоко в голове сидят, что их тяжело поменять.

– Вот пришел к вам “нулевой” человек. Как вы определяете, выйдет из него толк или нет?

– Интуитивно. Я набираю всех сам, лично. Не только для заказных тортов. Все 1000 человек, которые работают на фабрике, прошли через меня. Я набираю сам посудомойщиц, я провожу собеседования и определяю, кто будет со мной работать.

– Вы считаете, такие временные затраты оправданы?

– Да, это колоссальные временные затраты, зато у меня не бывает драк на предприятии, ругани, у меня не существует проблем с коллективом.

За 12 лет моего руководства фабрикой от меня к конкурентам не уходили ни разу. Уходили только потому что меняли род деятельности. Каждый человек должен заниматься тем, что ему даровала природа. Я на сегодняшний день занимаюсь реально своим хобби, просто я на этом хобби еще зарабатываю деньги.

агзамов

– Вы используете какие-то нестандартные ингредиенты для тортов?

– А зачем? Взять муку, сахар, яйца, шоколад, орехи, фрукты – из них я могу сделать миллионы начинок для тортов.

– Но когда-то, работая шеф-кондитером в ресторане, вы чеснок добавляли в десерты, например.

– Это обязательно, это творческий этап. Сейчас, если я в ресторане увижу перемудренные блюда, я сразу говорю – у вас молодой шеф-повар на кухне. В этом ничего плохого нет, самое главное – не заиграться и себя в итоге найти.

Повар должен наиграться, а потом производить то, на чем он будет зарабатывать деньги. У меня есть такое понятие – рентабельный кондитер.

Я на семинаре кондитерам буду это в мозг вбивать – вы должны делать не ту продукцию, с помощью которой будете самореализовываться, вы должны зарабатывать деньги своему владельцу. Когда вы научитесь зарабатывать деньги, вы станете самым ценным человеком в компании.

Но прежде всего вы должны научиться считать себестоимость, понимать, какую вы прибыль приносите, какая у вас наценка.

И не нужно говорить: “Я просто кондитер, мне этого не нужно, есть для этого технолог или бухгалтер”. Я однажды проводил семинар “Внутренний учет предприятия и особенности внутреннего учета” для руководителей бизнеса, заведующих производством, технологов. Я задал одну небольшую математическую задачку, с которой мы ежедневно сталкиваемся в работе. 90% присутствующих ответило неправильно. А перед этим я им задал вопрос: “Кто высчитывает недостачу с персонала?”. Все подняли руки, абсолютно все! И почти все эти люди сами считают неправильно.

– Как вы в принципе относитесь к штрафам?

– Плохо. Людей штрафовать нельзя и не нужно. Человека нужно учить. Если он делает что-то неправильно, значит его плохо обучили. Если он что-то опять делает неправильно, значит его снова плохо обучили. А если его обучаешь, показываешь, он при тебе делает правильно, ты отворачиваешься – и он делает неправильно, тогда какой смысл человека штрафовать? Либо он работает так, как тебе нужно, либо не нужно его мучать. Конфликтов на работе быть не должно.

Вместо денежных штрафов я ввел правило “опоздание один к десяти”. Минута опоздания – десять минут задержки на работе. Хотите – опаздывайте, пожалуйста, но один к десяти вы должны отработать.

Однажды девочка на двадцать минут опоздала, это больше трех часов отработки, я разрешил ей это время разбить на два дня.

агзамов

– Изначально вы работали только на Россию, как получилось выйти на зарубежный рынок?

– К сожалению, я недоволен результатами нашей европейской интеграции. У нас всего около двадцати международных заказов в год. Да, мы активно работаем в других городах, в Казани, в Махачкале, в Грозном. Но интеграцией в Европу, в Дубаи и в Америку я недоволен. В Америке у нас вообще еще не было крупных заказов. Мы отправляли туда небольшие торты самовывозом. А вот так чтобы приехать в Америку с большим свадебным проектом – такого еще ни разу не было.

У меня есть две выездные команды, которые занимаются выездными проектами, а я хочу, чтобы у меня таких команд было десять, двадцать, чтобы мы работали одновременно во всех странах мира. Вот такая у меня стоит задача.

– Вы не опасаетесь, что из-за этой гонки – быстрее, выше, сильнее – кайф в итоге пропадет?

– Я же кайф ловлю не только от того что я делаю торты. С годами во мне появляется и коммерческая жилка, это такой же спортивный интерес. В свое время мне было интересно создать какой-то красивый торт и показать другим кондитерам – вот какой торт я сделал, посмотрите!

А сейчас я считаю самым главным показателем успеха продажи. Можно говорить: “Я крутой кондитер, я все знаю” – ну и где твоя продукция?

Иногда всякие домохозяйки пишут мне гадости – мол, эти торты есть невозможно, это отвратительно, что там есть, сплошные куски шоколада. Я захожу на их страничку, а там какой-нибудь тортик бисквитный и сверху клубничка набросана… Раньше я с обидой относился к такому, сейчас нет. Есть такая фраза – никто не бросает палку в дерево, на котором нет плодов. Обсуждают – прекрасно!

– Но все-таки чья-то критика вас может задеть?

– Уже нет. Я к критике отношусь спокойно. Если каким-то клиентам не понравился мой торт, им невкусно, я никогда в жизни не скажу: “Ну, это же им невкусно, у меня-то все хорошо”. Никогда! Любой отзыв – это разбор полетов внутри предприятия, независимо от стоимости заказа. Если менеджеры разрулить не могут, я сам созваниваюсь с заказчиками.

Было и такое, что я лично торт отвез на следующий день попробовать. Люди обалдели и продолжают быть нашими постоянными заказчиками. Моя задача – не отпустить ни одного клиента, вообще ни одного, я вгрызаюсь в горло и не отпускаю. Человек, который пришел к нам, должен остаться у нас.

 

Комментарии

Оставьте ответ